Грибовка Фестиваль
logotype

"Чүглүг" чагааларга...

mengi-75@mail.ru

Тыва үжүктер

Бээр бас ҢҮӨ!

Тыва-орус сөстүк

Сөстүк(Тенишевтиң-дир).doc

Башкылар

Экии, хүндүлүг башкылар! Сайт кылдырар күзелдиг башкылар бар болза tuva@mail.ru че бижиптиңер.

Чижээ: менги.башкы.рф азы mengi.bashky.ru ышкаш боор.

Хүндүткел-биле, Эраст Хертек.

Тыва Википедия

 

Тыва солуннар

Первые учителя Тувы. Зоя Болодурина: Здесь я нашла свое счастье! PDF Печать E-mail
Автор: Меңги Ооржак   
22.08.2015 10:10

Газета "Тувинская правда" опубликовала серию воспоминаний русских учителей и рассказы о любимых учителях, приехавших по направлению обучать тувинских детей с 30-х годов прошлого века. Приводим рассказ Зои Петровны Болодуриной-Арапчор, направленной вместе с другими молодыми учителями преподавать в Эрзинский район Тувинской АССР.

Я, Зоя Петровна Болодурина, родилась в 1930 году в г. Сергаче Горьковской (ныне — Нижегородской) области, в семье рабочего Петра Павловича Болодурина, участника Первой мировой войны. В школу пошла в 1938 году. Старший брат Александр в 1941 году был призван в армию, а весной 1943 года он погиб на фронте. С первых дней войны в городе стояла воинская часть, и мы помогали строить землянки, рыть окопы. Среднюю школу заняли под военный госпиталь. Мне пришлось продолжать учёбу в близлежащем селе. Каждое лето мы, ученики школы, должны были заготавливать для школы по два кубометра дров. Кроме того, мы должны были собирать щавель, грибы и ягоды для раненых бойцов в госпиталь, а осенью собирать урожай картофеля и овощей. 

В 1945 году поступила в Сергачское педагогическое училище и по окончании его в 1948 году была направлена по путевке Министерства просвещения РСФСР на работу в Туву.

Нас было 10 выпускниц из педучилища и 20 — из Горьковского учительского института. Было тяжелое послевоенное время. Мы ехали долго с несколькими пересадками в общем сидячем вагоне. Спали по очереди на самой верхней полке, предназначенной для багажа. На двенадцатый день пути мы, наконец, добрались до Абакана, где нас уже ожидала грузовая машина из Кызыла.

Мы, кто как смог, устроились в кузове, не оборудованном для перевозки людей. В Саянах моросил дождь. Таких высоких гор мы никогда не видели. Справа — скала, слева — пропасть, если шофер, не дай Бог, не справится с управлением, то машина упадет в обрыв. Мы приходили в ужас.

С нами ехал геолог, который успокаивал нас, обращая внимание на красоту Саянских гор, а проезжая петли, он сообщил нам, на какой высоте над уровнем моря мы находимся.

Подъезжая к Кызылу, все устремили взоры за Енисей и разом ахнули: на том берегу стояли домишки без крыш, а на земляной насыпи домов росла лебеда. Кто-то воскликнул: «Куда мы попали?!»

Моста в то время ещё не было, через Енисей переправились на пароме.Утром в Доме правительства мы встретились с первым секретарем обкома КПСС тов. С. К. Тока. Он поздравил нас с приездом, поблагодарил, коротко рассказал о положении в области, о нехватке кадров в Туве, пожелал успехов и, шутя, посоветовал нам обзавестись семьей и остаться здесь на постоянное местожительство.

Заведующим ОблОНО был тогда Н. А. Сердобов, инспектором — Григоренко, а завкадрами — П. Д. Курченко. При распределении в ОблОНО меня назначили учителем русского языка в Нарынскую тувинскую школу Эрзинского района. В Эрзин мы приехали во время августовской учительской конференции.

Здесь я впервые увидела заведующего моей школой А. Д. Арапчора. Это был приятный, аккуратно одетый, серьезный молодой человек.

Нас приехало в Эрзинский район 6 человек, среди которых были мои одноклассницы и одногруппницы Валентина Косова, Любовь Карчева, Лидия Жигалова и Елизавета Штырлина. Всех отправили в разные сумоны. Моя подруга Лиза Штырлина уехала в Бай-Даг, позднее вышла замуж за учителя математики Александра Фёдоровича Илендеева, приехавшего из Ульяновской области в 1949 году.

Меня направили в сумон Нарын. Это была маленькая деревня с юртами, где не жил ни один русский человек. Из деревянных построек там оказались только школа, интернат, столовая, два домика для учителей, магазин, медпункт и баня около речки. После конференции учителя поехали по чабанским стоянкам, чтобы собрать детей в школу.

Я знакомилась с учебниками, привезенными из Кызыла, и думала: «Как же я буду работать, не зная языка, с детьми, которые говорят только по-тувински?» Но все получилось. К каждому уроку нужно было приготовить не один рисунок.

В этом неоценимую помощь мне оказал Алексей Дугерович Арапчор, который великолепно рисовал. К тому же, у меня в классе оказался ученик Калба, очень хорошо знавший русский язык. Когда дети чего-то не понимали, он переводил на тувинский и монгольский языки. Скоро дети стали понемногу говорить по-русски, привязались ко мне, были постоянно со мной, а я стала немного понимать по-тувински. Нас, наверное, сближало то, что их со слезами увезли от родителей, а моя родина была за пять тысяч километров от Тувы.

Мне пришлось также научиться ездить верхом на лошади, так как другого транспорта здесь не было.Дисциплина в школе тогда была идеальная.

Спустя много лет, вспоминая об этом, мой бывший ученик Комбу Бижек, ставший главным специалистом Постоянного представительства Республики Тува при Президенте РФ, признался: «Дисциплина идеальной была только на Ваших уроках, потому что мы любили Вас за доброту и тёплое отношение к нам».

Надо сказать, что меня очень хорошо приняли и учителя в школе, и ученики, и их родители.Вечерами заведующий школой Алексей Дугерович Арапчор обходил интернат, заходил ко мне, справлялся о здоровье и говорил, чтобы я не боялась никого и ничего. Да и бояться было нечего. Народ тогда был доброжелательным, гостеприимным.

К учителям относились с уважением. Иногда мне становилось очень грустно, тогда я бежала к речке, где останавливались приисковые машины, перекидывалась с пассажирами несколькими словами по-русски и успокаивалась.

http://www.tuvaonline.ru

С наступлением морозов в учительской стало очень холодно. Вода в ведре замерзала так, что лед приходилось разбивать поленом. Пол после мытья превращался в каток. Одежду мне выдали такую же, как и ученикам: фуфайку-стеганку, серые валенки и шапку-ушанку — как у мальчиков.

Мы с Алексеем Дугеровичем стали большими друзьями. К весне дружба перешла в более сильное чувство, и мы поженились. Это был конец первого учебного года.

Алексей Дугерович был очень заботливым мужем. В феврале у нас родилась дочь. Однажды муж, приехав из Сарыг-Булуна, занес в дом большой ящик. В нем оказались радиоприемник и батареи к нему. Это была такая радость! Дверь нашей квартиры, кажется, не закрывалась. Шли взрослые и дети, садились по-тувински на пол и слушали радио, а Алексей Дугерович им переводил.Летом нас перевели в Бай-Дагскую начальную школу.

В те времена учителям не давали долго работать в одном месте: мы поработали во всех сумонах Эрзинского района. В Сарыг-Булуне (ныне — Эрзин) мы прожили до 1962 года. Здесь у нас родились еще две дочери. Нашими коллегами по работе были Григорий Чоодуевич Ширшин, Николай Лодужапович Кунчун, Мария Ивановна Родина, Татьяна Намчаевна Саая, Демьян Енданович Лоунчап, Александр Базынович Мадыр-оол, Серин Кыргысовна Чоксум, Иван Фёдорович и Мария Тихоновна Моляновы, приехавшие в 1951 году, Мария Ивановна Красова (Чараш-оол) и Тамара Тихоновна Тихонова, приехавшие в 1951-м из Орловской области, Анна Никитична Баланина, Анна Гильфанова, Надежда Васильевна Бахаева, Николай Степанович Клыпуто, директор Эрзинской школы, его жена Вера Фёдоровна Белянина, Валентина Андреевна Козлова, Александра Ивановна Хорошилова и много других.

Дружба со многими из них связала нас на долгие годы.Большинство русских учителей, как приехавших вместе со мной, так и позднее, остались жить и работать в Туве. Некоторые учительницы вышли замуж за тувинцев, как шутя советовал С.К. Тока.Благодаря тому, что в школе было много русских учителей, многие предметы преподавались на русском языке с переводчиком, дети стали лучше понимать и довольно хорошо говорить по-русски. У них было большое желание продолжить учебу, получить нужную специальность и работать на благо своей родины.

Среди моих бывших учеников есть врачи — Роза Кыргысовна Ширшина, научные сотрудники — кандидат исторических наук Алдын-оол Кангаевич Канзай, писатель и переводчик Комбу Дойдулович Бижек, профсоюзные деятели — начальник отдела в Облсовпрофе Эрекчээ Буратович Чоксум, учителя, медсестры, работники сельского и лесного хозяйства. В 1962 году мы переехали в Туран. В этом году Алексею Дугеровичу присвоили звание «Заслуженный учитель школы РСФСР».

В 1972 году меня наградили значком «Отличник народного просвещения». В 1978 году мы стали жить в Кызыле. Я по состоянию здоровья вышла на пенсию по выслуге лет, а Алексей Дугерович работал сначала в редакции газеты «Шын», затем — в ТНИИЯЛИ. Он был не только учителем и журналистом, но и писателем, было издано 10 его книг, более чем 80 его стихов были положены на музыку. Старшие дочери пошли по нашим стопам, стали преподавателями, работают в ТувГУ, это Тамара Борзенко и Татьяна, младшая, Наталья, — врач-терапевт.

Мы с мужем прожили большую хорошую жизнь (почти 60 лет).

В январе 2009 года его не стало…

Я бы хотела закончить свой рассказ стихотворением, написанным Алексеем Дугеровичем в 1966 году:

ТЫ ПРИЕХАЛА ИЗ-ЗА САЯН

Твой русый волос ветерок трепал,

И были щеки от слезы мокры,

Когда ты с книгами пришла из-за Саян.

Ты стала радостью для здешней детворы.

Мы словно по велению судьбы

Навстречу шли тернистым перевалам,

Нам пели песни снежные хребты,

И небо им по-птичьи подпевало.

Совместная работа — кровь и пот,

Плечо к плечу шли, устали не зная,

Одной дорогой, как и наш народ,

Сердца искрой познанья зажигая.

(Перевод С. Сутоцкого)

 
Солун-дур бе? Эштериңге чугаала:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Үлегер домактар

Аныяаңдан адың камна

Бак сагыш башка халдаар

Далашкан күске сүтке дүжер

Тывызыктар

Тывызыым дытта, тоолум дошта

Итпе, итпе, кузуптар мен

Ашак-кадай чогушкан, аал ишти тоттурган

Тариналар

ОМ МАНИ ПАД МЕ ХУМ

ОМ ТАРЕ ТУУ ТАРЕ ТОРЕ СУУ ХАА

ОМ АРА БАЗА НАДИ