Грибовка Фестиваль
logotype

"Чүглүг" чагааларга...

mengi-75@mail.ru

Тыва үжүктер

Бээр бас ҢҮӨ!

Тыва-орус сөстүк

Сөстүк(Тенишевтиң-дир).doc

Башкылар

Экии, хүндүлүг башкылар! Сайт кылдырар күзелдиг башкылар бар болза tuva@mail.ru че бижиптиңер.

Чижээ: менги.башкы.рф азы mengi.bashky.ru ышкаш боор.

Хүндүткел-биле, Эраст Хертек.

Тыва Википедия

 

Тыва солуннар

О переводе повести “Богач в лохмотьях” на русский язык PDF Печать E-mail
Автор: Меңги Ооржак   
30.10.2013 21:59


… скажу, какой похвален перевод:

имеет в слоге всяк различие народ.

- так формировал Сумароков основной закон переводческого искусства в эпистоле первой.

Перевод – это искусство. Так утверждают многие писатели, ученые. Об этом и писали многие до нас и ныне (В. Белинский, М. Бахтин, Н.Любимцев, М. Алексеев). Как и каждое искусство, он имеет свои особенности, и соответственно с этим свои трудности. «Как ни велики и разнообразны трудности перевода, стоящие перед человеком… перевод, как одно из орудий культуры, неизбежен и необходим…» — утверждал ученый М.П. Алексеев, автор трудов по теории перевода. Неизбежен и необходим художественный перевод каждой литературе, в какой бы стадии своего развития она б не находилась.

Тувинская литература на заре своей юности началась переводиться на разные языки. Вместе с тем с развитием тувинской художественной словесности начался и перевод разного рода произведений многих народов мира на тувинский язык. Так появилась с монгольского языка песня «Интернационал» среди молодежи Тувы в 30-е годы и сразу стала популярной. Начиная с этого времени на тувинском языке напечатаны многие мировые шедевры, как «Хосров и Ширин» Низами, «Ромео и Джульетта»

У. Шекспира, «Старик и море» Э. Хемингуэйа, «Сундук-самолет» Г. Андерсена, «Сокровенное сказание монголов», «Педагогическая поэма» А. Макаренко, «Капитанская дочка», «Евгений Онегин» А. Пушкина, «Поднятая целина», «Тихий Дон» М. Шолохова, поэтические творения Д. Байрона, Г. Гейне, М. Лермонтова, Т. Шевченко, С. Михалкова и многих других в переводе М. Кенин-Лопсана, С. Пюрбю, О. Саган-оола, А. Делгер-оола, М. Байыр-оола, К. Бижека, Б. Энхдалайа и др.

Эти переводы в основном осуществлялись в период с 50-х по 70-е годы. На наш взгляд, эти годы прошлого столетия представляют собой золотой век в развитии художественного перевода. Основные его черты заключаются в централизованном планировании переводческой деятельности, и соответственно резко возросло количество переводов, намного лучше стало их качество. И это привело к возрастающей роли художественного перевода в культуре Тувы. Именно в эти годы начала складываться та школа художественного перевода, традиции которой не утрачены вовсе и живы по сей день. Появилась активная, целеустремленная и влиятельная группа переводчиков. Переводные произведения ютились и регулярно печатались на страницах газет, журналов, в книжном издательстве.

И вместе с тем произведения тувинских авторов много переводились на русский язык. Первые переводы из тувинской словесности напечатаны в пятом номере журнала «Сибирские огни» в 1935 году. Это были тувинские народные песни в переводе поэта-песенника М. Ошарова. Переводы были продиктованы образовательными, просветительными задачами. Хочется отметить, что тувинская литература завоевала мировые просторы благодаря именно русским переводам. Это есть тот великолепный мост, через который мы перешагнули в Европу, Азию и в другие континенты. Велика заслуга переводчиков С. Козловой, А. Емельянова, М. Хадаханэ, Е. Антуфьева и др., которые жили бок о бок с тувинскими писателями, поэтами и переводили их. И в этом поприще много сделали переводчики и популяризаторы тувинской литературы

М. Ошаров, С. Щипачев, В. Кожевников, Н. Карпов, А. Павлов, В. Гордеев, Е. Семичев и мн.др.

Их переводы познакомили русскоязычную аудиторию с художественной литературой Тувы и в особенности с теми из ее образцами, в которых отразились характерные присущие только им черты тувинского народа, их истории, жизни. Восприятие тувинских произведений не только как произведений искусства, но и как ценного источника по истории, культуре и духе народа согласовались с программными установками. Здесь уместно вспомнить слова М.М. Бахтина. В «Ответе на вопросы редакции «Нового мира» он писал следующее: «Существует очень живучее, но одностороннее и потому неверное представление о том, что для лучшего понимания чужой культуры надо как бы переселиться в нее и, забыв свою, глядеть на мир глазами этой чужой культуры… Конечно, известное вживание в чужую культуру, возможность взглянуть на мир ее глазами есть необходимый момент ее понимания; но если бы понимание исчерпывалось одним этим моментом, то оно было бы простым дублированием и не несло бы в себе ничего нового и обогащающего. Творческое понимание не отказывается от себя, от своего места во времени, от своей культуры и ничего не забывает».

В наше время в развитии художественного перевода настал другой период. Причиной этого служит, на наш взгляд, было изменение отношения к целям и принципам перевода. Несомненно, это напрямую связано с общим ощущением радикальных перемен в обществе. М.П. Алексеев в книге «Проблема художественного перевода» писал: «Всякий перевод имеет свое специальное назначение и его характер неизбежно меняется в зависимости от функции…».

Если раньше с тувинского языка переводились очень много произведений, то сейчас изданное можно перечислить по пальцам. И надо отметить пионерский характер перевода. Переводческая производительность писателей на неопределенное время ослабла, замедлившаяся продуктивность писателей по переводу художественной словесности перестала удовлетворять усилившиеся запросы читателей.

В такое время, на радость читателей, в журнале «Сибирские огни» опубликован перевод с тувинского языка. Была переведена повесть «Богач в лохмотьях» М. Ховалыга. Перевод осуществлен молодым прозаиком Игорем Принцевым. Возникает вопрос: почему он выбрал именно эту повесть? Думается, из-за своевременной тематики этого произведения выбор выпал именно на ней. В наше время, во времена рыночных отношений, как раз это произведение М. Ховалыга учит многому, смотреть на свои корни, на хозяйство своих предков, как они и в каких условиях выращивали скот. На наш взгляд, это мудрое и нужное произведение. Работа Игоря Принцева — это первый полный и точный, притом выполненный с редкой добросовестностью и старанием перевод. И получился вполне живой, художественный текст, столь же ясный и легкий для восприятия современного русскоязычного читателя.


При переводе тувинской литературы, тувинской классики в частности, на наш взгляд, сыграли важную роль становление переводческого канона, который не утратил своей значимости и теперь. Переводчик И. Принцев счел себя обязанным строго придерживаться тувинского текста, в силу чего появилось произведение – не вольный пересказ текста, а художественный перевод в истинном значении этого слова.

Одним из самых значительных достижений перевода повести «Богач в лохмотьях», о его непреходящей ценности говорит тот факт, что национальный колорит достигается точным воспроизведением бытовых особенностей уклада жизни народа, внутреннего убранства жилищ, трудовой обстановки, обычаев, воспроизведением пейзажа, местности во всей его характерности, воспроизведением народных поверий и обрядов. На наш взгляд, он в наше время на равных конкурирует с такими переводами с тувинского языка, как «Слово арата» С. Тока (переводчики А. Темир, С. Пюрбю), «Улуг-Хем неугомонный» К.-Э. Кудажи (пер. Китайник, И. Принцева), «Родные люди» О. Саган-оола (пер. М. Хадаханэ, Р. Тотрова), «Тувинка» М. Кенин-Лопсана (пер. В. Синицына) и др. У него получился новый, точный и полный перевод. Осуществленный молодым прозаиком Игорем Принцевым этот перевод – это несомненная удача в тувинской литературе, в истории переводческого искусства Тувы.

Основное, что бросается в глаза при чтении повести «Богач в лохмотьях»

М. Ховалыга на русском языке – это стремление сохранить художественные особенности оригинала. Это достигается с помощью максимально точного перевода смысла каждого предложения, текста, общего духа этого произведения. В этой связи уместно вспомнить слова великого теоретика, критика В.Г. Белинского о том, что «Близость к подлиннику состоит в передании не букв, а духа создания. Каждый язык имеет свои, одному ему принадлежащие средства, особенности и свойства, до такой степени, что для того, чтобы передать верно иной образ или фразу. …Надо, чтобы внутренняя жизнь переводного выражения соответствовала внутренней жизни оригинала». («Гамлет, принц датский»).

Перед переводчиком стояла непростая задача: перенести образ, дух и быт на русский лад. А это ему удавалось. И удавалось легко. Причиной этого послужило то, что сам переводчик вырос в этой национальной среде, он много общался с людьми, знает их психологию, национальные им черты. И вторая, не менее важная тому причина, на наш взгляд, то, что он воспитывался в творческой атмосфере, где его наставники люди творческие, авторы нескольких поэтических книг и которые много переводили своих друзей по перу на русский язык. Это бабушка Игоря — Галина Ивановна Принцева, ученый-литературовед, знаток и популяризатор тувинской литературы, как проницательный критик, автор многочисленных научных трудов, рецензий, и мама Игоря — Инна Павловна Принцева, известная поэтесса и переводчик.

Переводы Галины Ивановны и Инны Павловны Принцевых всегда отличались хорошим качеством. На наш взгляд, они сыграли значительную роль в становлении тувинской школы художественного перевода. Галина Ивановна и Инна Павловна Принцевы не столько поэты, сколько профессиональные переводчики, яркие представители разных этапов становления художественного перевода Тувы. Тувинская литература находится в центре внимания переводчиков Принцевых. Однако, как мы знаем, в последние годы И.П. Принцева много сил, времени и душевной энергии посвящает творчеству К.-Э. Кудажи: переводит роман-эпопею «Улуг-Хем неугомонный».

Можно без никаких сомнений говорить, что Игорь Принцев принимал эстафету достойно. Его узнала читающая публика, вся Тува. Своих сородичей он обрадовал книгами прозы «День снега», «На высоте», выпущенными в Тувинском книжном издательстве. Его рассказы опубликованы на страницах литературно-художественного журнала «Улуг-Хем». В них своеобразие его творческого дарования проявлялось особенно ярко. Удивительный дар И. Принцева в полной мере проявляется и в художественном переводе. Его перу принадлежат переводы стихов с английского языка, и успешно. В этих переводах Игорь Принцев словом, интонацией, ритмом, звуком создает самые разнообразные характеры во всей их сложности. И этот дар полно раскрылся и в переводе над повестью «Богач в лохмотьях» из творчества М. Ховалыга.

Игорь Принцев заполнил в какой-то степени опустевший ваакум, образуемый в переводческой деятельности Тувы. Можно с уверенностью подчеркнуть, что теперь тувинская литература говорит в полный голос и на русском языке. И это вселяет уверенность в дальнейшем развитии наших традиционных культурных, литературных связей между народами. И переводческая деятельность, особенно перевод с тувинского на русский язык, уже не представляет собой того белого пятна, каким она была раньше.

В повести «Богач в лохмотьях» переводчику И. Принцеву удалось передать стиль произведения, лиризм в описании природы, душевных переживаний героев. В монологах, диалогах, в рассуждениях переводчик передает не буквальный смысл каждого слова, а находит подходящее по смыслу и форме субстит в русском языке, что позволяет воспроизвести важный эффект для восприятия текста. Например, в предложении «Еще не зажгли лучину, и взгляды мужчин-собеседников сосредоточились на бликах огня, играющих на посудном шкафчике и решетках юрты» (Ден кывыспаан ог иштинде чугаалашкан ийи эр кижинин карактары улгуур, тербе карактарынче – ажык суугудан саарлы берген от чырыында барганнар) переводчик уместно использовал слова «лучина», «решетка юрты». Здесь вместе слова «свечка» или «светильник» он удачно «нашел» слово «лучина». А чисто национальное слово «тербе карактары» передано как «решетка юрты». И все это не только украшает русский текст, но и точно передает национальный колорит. Переводчик безбоязненно употребляет самые простые, самые обиходные слова, не искажая значение слова. Это есть, на наш взгляд, еще одно непременное условие художественного перевода.

Перевод повести из творчества М. Ховалыга интересен прежде всего тем, что несет на себе заметный отпечаток некоторых характерных черт собственной поэтики переводчика. Можно отметить характерные для всей переводческой деятельности Игоря Принцева: пропуски мелких лексических единиц грамматических элементов… Ему помогло, на наш взгляд, наблюдения над живой разговорной речью народа, над ее оборотами, отдельными выражениями, над ее интонациями, особенностями. Это как раз и помог переводчику раскрыть перед читателем словесные россыпи оригинала.

Если сверить этот перевод по тувинскому тексту, то сразу бросается в глаза, что в переводе выдержан стиль оригинала. Названный перевод при всей серьезности, масштабности сделан на высоком уровне профессионализма. Переводчик, по видимому, считал необходимым по возможности тонко соблюдать внешнюю форму оригинала. А именно – сохранять в переводе количество глав, абзац.

Художественный перевод имеет свои особенности и сложности. Приходится переключаться из мира одних национально-образных представлений в другой мир образного мышления. Переводчик должен сохранить на русском языке колорит переводимого произведения, национальный стиль оригинала. Это работа сродни высокому искусству. И правы те, которые утверждают, что перевод – это искусство.

Как и каждый вид искусства, художественному переводу требуется ответственность. Переводчик должен максимально передать не только дух произведения, национальный колорит, но и специфику стиля писателя. Еще одна главная особенность заключается в том, что переводчик отвечает и за себя, и за переводимого автора. Перевод должен остаться не только достоянием своей национальной литературы, но мировой литературы и культуры.

Искусство художественного перевода требует изворотливости, и в какой-то степени и изысканность. Переводчик прежде чем подобрать и поставить слово на место, он должен приглядеться, в него вслушаться. И от него требуется умение играть и пользоваться каждым словом своего богатейшего словарного состава. Легкость слова Герцен так характеризовал в «Былое и думы»: «…главный характер нашего языка состоит в чрезвычайной легкости».

У переводчика есть опасности – серый, унылый буквализм и разудалая, разухабистая отсебятина. Только чувство меры и ответственность предостерегает от этого и подскажет ему, что есть вольность, специфическая для художественного перевода. Верность оригиналу для переводчика Игоря Принцева закон и нравственная норма искусства. Самое главное здесь в том, что Принцев глубоко понимает суть самой природы художественного перевода. Предложения, где выражена идея повести, он удачно передает так: «Он часто задавался вопросом: “Почему?” И не находил ответа. Почему запретили разводить скот — корень жизни тувинца? Если кто-то хочет изменить образ мыслей человека, достаточно запретить заниматься тем делом, которое передано в наследство по крови» («Бо-ла башка кирип кээр, харыызы тывылбас айтырыгны бодунга сала бээр. Кара баштыг тыва кижинин амыдыралынын дозу — мал малдаарын чуге хоруп эгелээн чувел? Ээ, кижинин угаан-сарыылын оскертир дизе, оон ханындан-на дамчып келген, кылып билир ажылын холга дээспейн баар чуве болза, ол-ла чуве эвеспе он»). Как видно, тувинский текст длиннее, чем русский. Это естественно. Переводчику удавалось достичь простоты языка, при этом ничуть не искажая текст. Здесь одного предложения из оригинала «Бо-ла башка кирип кээр, харыызы тывылбас айтырыгны бодунга сала бээр» он переводил двумя предложениями: «Он часто задавался вопросом: “Почему?” И не находил ответа». Достигая экспрессивность текста, он тем самым достиг простоту и помог читателю войти в суть сказанного. Игорю Принцеву в повести «Богач в лохмотьях» удавалось достичь сочетания предельной простоты языка с предельной напряженностью чувства. У переводчика Принцева есть одна стилевая особенность. Он воспользовался точными эквивалентами, повествовательными приемами. Максимальное использование выразительных средств русского языка характерная особенность этого перевода.

Фраза у М. Ховалыга, автора повести, быстрая и энергичная, требует стремительной краткости и энергии выражения от переводчика. Игорь Принцев сразу уловил это своеобразие писателя. А этого он, как мы заметили, достиг.

Вслед за переводимым автором переводчик должен так строить речевую характеристику героя, чтобы сквозь его речь читатель видел его самого, угадывал жесты, выражение его лица, его душевное состояние. Яркий пример из первой главы: «В Барлыкской степи растет одна кукуруза. Густо засеяли, как тальники на пойме Хемчика, высоко она вымахала, всадника среди нее не увидишь, сват. Стебли с запястье толщиной. Как можно кормить этим скот, привыкший есть горные травы? Как скоту на этом корме одолеть долгую, холодную зиму? Говорят, от кукурузы больше мяса, молока и шерсти. Болтовня. Полетела ворона за гусем, да лапки отморозила. Как бы и нам в дураках не остаться». В этой речи главного героя слышится отчаяние, горечь и читатель сразу без труда угадывает жесты, выражение его лица. А в другой главе со следующих слов одного героя угадывается красноречие: «Чиста ли, словно Алаш, жизнь ваших детей? Широка ли, словно Улуг-Хем, дорога ваших детей, свояк? …Сестры родные и братья родные сидят — ладком говорят, безродный и одинокий — лишь горько вздыхает. Братья родные и сестры родные играючи все решат, безродному и одинокому остается украдкой вздыхать!».

Если мы окинем взглядом сокровищницу тувинского перевода: «Ромео и Джульета» Шекспира, «Евгений Онегин» Пушкина, «Тихий Дон», «Поднятая целина» М. Шолохова… в переводе тувинских писателей, то мы убедимся, что эти переводы написаны на богатейшем тувинским языке. Они поражают нас своей языковой яркостью и смелостью. Они даже могут соперничать с оригиналами. То же самое можно говорить о переводе повести «Богач в лохмотьях». Повесть «Богач в лохмотьях» в русском переводе оставляет то же впечатление, что и в оригинале. Передана его связность, последовательность, его лексическое богатство.

С. Комбу, литературовед.

г. Кызыл.

http://maadyr.com

 
Солун-дур бе? Эштериңге чугаала:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Үлегер домактар

Аныяаңдан адың камна

Бак сагыш башка халдаар

Далашкан күске сүтке дүжер

Тывызыктар

Тывызыым дытта, тоолум дошта

Итпе, итпе, кузуптар мен

Ашак-кадай чогушкан, аал ишти тоттурган

Тариналар

ОМ МАНИ ПАД МЕ ХУМ

ОМ ТАРЕ ТУУ ТАРЕ ТОРЕ СУУ ХАА

ОМ АРА БАЗА НАДИ